Меню

Аппендицит дифференциальная диагностика с холециститом

Экстренная медицина

Дифференциальная диагностика острого ап­пендицита должна проводиться с пятью группами заболе­ваний: с заболеваниями органов брюшной полости, органов забрюшинного пространства, с заболеваниями органов грудной клетки, с инфекционными заболеваниями, с болезнями сосудов и крови.

Перфоративная язва желудка или двенадцатиперстной кишки отличается от острого аппендицита внезапным появлением резких, чрезвычайно интенсивных болей в эпигастральной области, «доско-образным» напряжением мышц передней брюшной стенки, резкой болезненностью, возникающей при пальпации живота в эпигаст­ральной области и правом подреберье, наличием свободного газа в брюшной полости, что может быть определено перкуторно (ис­чезновение печеночной тупости) или рентгенологически (наличие светлой серповидной полоски между печенью и правым куполом диафрагмы). Отличие заключается также и в том, что в первые часы после перфорации (до развития перитонита) температура тела больных остается нормальной. Симптом Щеткина — Блюм­берга при перфоративной язве хорошо определяется на обширном участке эпигастральной области и правого подреберья. При диф­ференциальной диагностике не следует придавать слишком большо­го значения указаниям на наличие язвенной болезни в анамнезе. Этот признак не имеет большой ценности, так как хорошо известна возможность перфорации язвы у больного без «язвенного» анамне­за (перфорация «немой» язвы). В то же время наличие у больного язвенной болезни не исключает возможность развития у него острого аппендицита.

Острый холецистит отличается от острого аппендицита локали­зацией болей в правом подреберье с характерной иррадиацией в правое плечо, надплечье, лопатку, многократной рвотой желчью, не приносящей облегчения. Боли возникают чаще всего после погрешности в диете. При пальпации живота болезненность, напря­жение мышц и симптом Щеткина — Блюмберга определяют в правом подреберье. К тому же нередко удается пальпировать увеличенный, напряженный желчный пузырь. Температура тела больных при остром холецистите обычно выше, чем при аппендиците. Довольно трудно, а порой практически невозможно отличить острый холецистит от острого аппендицита при подпеченочном расположении червеобразного отростка. В сомнительных случаях помогает лапароскопия.

Острый панкреатит иногда трудно дифференцировать с острым аппендицитом. При остром панкреатите рвота, как правило, много­кратная, боли обычно локализуются в эпигастральной области, они очень интенсивные, здесь же при пальпации отчетливо опре­деляется резкая болезненность, выраженное защитное напряжение мышц живота. Температура тела остается нормальной. Для панк­реатита характерно некоторое вздутие живота в результате пареза кишечника. При рентгенологическом исследовании видна раздутая газом, паретичная поперечная кишка. Болезненность при надавли­вании в левом реберно-позвоночном углу — характерный симптом острого панкреатита. Определение уровня диастазы в моче и крови обычно позволяет уточнить диагноз, его повышение — патогномо-ничный симптом острого панкреатита.

Болезнь Крона (неспецифическое воспаление терминального отдела подвздошной кишки) и воспаление дивертикула Меккеля могут давать клиническую картину, сходную с острым аппендици­том, так что дифференциальный диагноз этих заболеваний до операции труден. Если во время операции изменения в черве­образном отростке не соответствуют выраженности клинической картины заболевания, следует осмотреть участок подвздошной кишки на протяжении 1 м, чтобы не пропустить болезнь Крона или воспаление дивертикула Меккеля. Острую кишечную непрохо­димость обычно необходимо дифференцировать с острым аппен­дицитом в тех случаях, когда ее причиной является инвагинация тонкой кишки в слепую, что чаще наблюдается у детей. При этом характерно появление схваткообразных болей, однако нет напря­жения мышц живота, а симптомы раздражения брюшины вы­ражены слабо. При пальпации живота определяют малоболез­ненное подвижное образование — инвагинат. К тому же имеются отчетливые симптомы кишечной непроходимости — вздутие живота, задержка отхождения стула и газов, при перкуссии живота опре­деляют тимпанит. Довольно часто в прямой кишке выявляют слизь с кровью (цвета «малинового желе»).

Острый аднексит может вызывать значительные трудности при дифференциальной диагностике с острым аппендицитом. Для ост­рого аднексита характерны боли внизу живота, иррадиирующие в поясницу или промежность, повышение температуры тела. При опросе больных можно установить в прошлом наличие воспали­тельных заболеваний женской половой сферы, нарушение менструа­ций. При пальпации определяют болезненность внизу живота, над лобком с обеих сторон (что может быть и при расположении червеобразного отростка в малом тазе), однако напряжение мышц брюшной стенки, столь характерное для острого аппендицита, при остром аднексите, как правило, отсутствует. Важное значение в дифференциальной диагностике острого аднексита имеют исследования через влагалище и через прямую кишку, которые долж­ны быть выполнены у всех женщин, поступающих в стационар в связи с подозрением на острый аппендицит. При этом можно определить болезненность придатков матки, инфильтрацию тканей, болезненность при надавливании на шейку матки. Патологичес­кие выделения из половых органов свидетельствуют в пользу острого аднексита.

Нарушенная внематочная беременность имеет ряд признаков, позволяющих отличить ее от острого аппендицита. Уже при рас­спросе больной можно установить задержку менструации или изменение характера последней менструации (количество излившей­ся крови, продолжительность менструации), кровянистые выделе­ния из влагалища. Характерно внезапное появление довольно сильных болей внизу живота, иррадиирующих в промежность, прямую кишку, тошноты, рвоты, обморочного состояния. При пальпации определяют болезненность внизу живота, напряжение мышц брюшной стенки отсутствует.

При значительном внутрибрюшинном кровотечении возникает слабость, выражена бледность кожных покровов, тахикардия, снижение артериального давления, можно обнаружить притупление в отлогих отделах живота, снижение в крови уровня гемогло­бина и гематокрита.

Исследование через влагалище позволяет установить болез­ненность при надавливании на шейку матки, иногда — нависание сводов влагалища. При ректальном исследовании определяют нависание передней стенки прямой кишки в результате скопле­ния крови в малом тазе. Разрыв яичника дает клиническую картину, сходную с нарушенной внематочной беременностью. При пункции заднего свода влагалища получают малоизмененную кровь.

Почечнокаменная болезнь приводит к развитию почечной коли­ки, которую часто приходится дифференцировать с острым ап­пендицитом, особенно при ретроцекальном расположении черве­образного отростка. Для почечной колики характерно появление очень интенсивных, периодически усиливающихся, приступообраз­ных болей в поясничной области, иррадиирующих в наружные по­ловые органы и передневнутреннюю поверхность бедра, учащен­ного мочеиспускания. При осмотре больного можно выявить положительный симптом Пастернацкого (боль при поколачива-нии по поясничной области), отсутствие или слабое напряжение мышц брюшной стенки. В моче определяют неизмененные эрит­роциты.

Читайте также:  Симптомы острого деструктивного аппендицита

Уточнению диагноза способствуют хромоцистоскопия и проба Лорин — Эпштейна. Хромоцистоскопия при почечной колике позво­ляет установить задержку выделения окрашенной мочи из устья правого мочеточника, чего не бывает при остром аппендиците. Введение нескольких миллилитров новокаина в правый семен­ной канатик (проба Лорин — Эпштейна) приводит к быстрому купи­рованию приступа почечной колики.

Мезентериальный лимфаденит (воспаление лимфатических узлов брыжейки тонкой кишки) иногда дает клиническую картину, сход­ную с острым аппендицитом. Наблюдают у детей и лиц молодого возраста. Характерна высокая температура тела, указания на перенесенное недавно острое респираторное заболевание. В от­личие от острого аппендицита при пальпации живота выявляют болезненность по ходу прикрепления брыжейки тонкой кишки.

Плеврит и правосторонняя пневмония могут быть причиной диагностических ошибок, особенно у детей, так как иногда сопро­вождаются болями в животе и напряжением мышц брюшной стенки. Внимательный осмотр больного, данные физикального обследования легких позволяют избежать диагностической ошибки.

При плевропневмонии имеется кашель, одышка, цианоз губ, в легких выслушивают хрипы, иногда шум трения плевры.

При инфаркте миокарда иногда возникают боли в верхней половине живота. Напряжение мышц брюшной стенки либо от­сутствует, либо очень невелико.

Острый гастроэнтерит и дизентерию отличают от острого ап­пендицита схваткообразный характер болей в животе, многократ­ная рвота пищей, понос. Обычно больные указывают на прием недоброкачественной пищи. При пальпации живота не удается точно определить место наибольшей болезненности, нет напря­жения мышц брюшной стенки и симптомов раздражения брю­шины. В анализе крови определяют нормальное количество лейко­цитов.

При геморрагическом капилляротоксикозе (болезнь Шенлейна — Геноха) могут возникать мелкие кровоизлияния под сероз­ными оболочками органов брюшной полости. Это приводит к появ­лению болей в животе, которые не имеют четкой локализации. Наибольшие геморрагии обычно видны на коже туловища и ко­нечностей.

Хирургические болезни. Кузин М.И., Шкроб О.С.и др, 1986г.

Источник статьи: http://extremed.ru/clinicchir/21-pishevar/2611-appenddiagnost

Аппендицит дифференциальная диагностика с холециститом

Глава II. Клинические маски острого аппендицита

ОСТРЫЙ АППЕНДИЦИТ ИЛИ ОСТРЫЙ ХОЛЕЦИСТИТ?

Врачу нередко приходится задумываться над подобным вопросом. Прежде чем поставить диагноз, хирург оценивает выраженность каждого симптома, значение клинических и лабораторных показателей и все же иногда испытывает сомнение.

Трудности дифференциальной диагностики острого аппендицита и острого холецистита вполне понятны, так как боли, тошнота, рвота, симптомы раздражения брюшины, повышение температуры тела и интоксикация характерны как для одного, так и для другого заболевания. Когда острый холецистит, так же как и острый аппендицит, протекает типично, с характерной локализацией и иррадиацией болей, со свойственным каждому из них началом заболевания и анамнезом, дифференциальная диагностика нетрудна. Однако как одно, так и другое заболевание может протекать в такой своеобразной форме и с такой нечеткой локализацией болей, что даже опытный клиницист потратит немало усилий для выяснения истины. При воспалении желчного пузыря и слепой кишки с червеобразным отростком с вовлечением в патологический процесс окружающей брюшины зона болезненности, характерная для одного заболевания, перекрывает зону, которая обычно раздражена при воспалении другого органа.

Трудности диагностики возрастают, если заболевают пожилые люди с дряблой брюшной стенкой и обилием подкожной жировой клетчатки на отвислом животе. Диагностику затрудняет не только это. Все симптомы, составляющие клиническую картину заболевания, могут быть настолько сходными, что при самом тщательном обследовании больного и динамическом наблюдении могут быть допущены диагностические ошибки.

Больная 60 лет, тучная женщина, доставлена в клинику с диагнозом острого холецистита. Ранее в течение 20 лет она ощущала постоянные боли в области правого подреберья, хотя острых приступов не было. Лечилась амбулаторно. Неоднократно проходила курс санаторно-курортного лечения по поводу предполагаемого холецистита. В последние годы стали беспокоить приступы стенокардии. В 6 ч утра в день поступления отметила сильные боли в области правого подреберья, тошноту. Считала, что это начало таких же болей, какие она ощущала и ранее, поэтому терпела, принимая привычные лекарства. К вечеру боли усилились, и больная вынуждена была вызвать врача службы скорой помощи.

Госпитализирована через 14 ч с момента возникновения заболевания. При осмотре констатировано состояние средней тяжести. Больная беспокойна, стонет от болей, живот болезненный и напряженный в правой половине, особенно в правом подреберье и правой подвздошной области. Выраженный симптом Щеткина-Блюмберга. Положительный симптом Ортнера. При пальпации в области правого подреберья отмечен симптом Мерфи. Чуть ниже правого подреберья пальпировалось округлое образование без четких границ, по мнению ординатора, желчный пузырь. Симптом Пастернацкого отрицательный. Стул, мочеиспускание нормальные. Температура тела 37°С, пульс 90 в минуту, количество лейкоцитов в крови 9,6 x 10 9 /л. Диагноз: острый холецистит. Назначено консервативное лечение.

На следующий день во время обхода заведующий отделением отметил, что у больной нечетко определяется желчный пузырь. Температура тела 38,9°С, пульс 96 в минуту. Диагноз подтвержден. Больной предложена срочная операция по поводу острого холецистита, от которой она отказалась.

С 3-х по 7-е сутки состояние больной оставалось без изменений. Жалобы на боли в области правого подреберья, высокая температура тела — 38,5-39°С. Живот мягкий, резкая болезненность в области правого подреберья. Четко пальпировался очень болезненный желчный пузырь размером 6X6 см, располагавшийся несколько ниже и латеральнее, чем обычно, но выше гребня подвздошной кости. Во время ирачебных обходов отмечали, что место расположения желчного пузыря несколько ниже обычного и размеры его более значительные. Высказано предположение о возможности острого аппендицита, но все же решено, что в данном случае имеется острый холецистит.

На 9-й день с момента возникновения заболевания больная дала согласие на операцию, которая была выполнена на следующий день. Проведен разрез параллельно правой реберной дуге. Желчный пузырь не изменен, камней в его просвете нет. Печень не увеличена. Ниже и несколько латеральнее области правого изгиба ободочной кишки отграниченное, слегка подвижное образование размером 10 X 12 см. Образование настолько плотное, что хирург вначале подумал об опухоли правого изгиба ободочной кишки. При дальнейшем осмотре диагностирован аппендикулярный инфильтрат. Ограничились подведением тампонов вокруг инфильтрата. Состояние больной постепенно улучшилось.

Читайте также:  Аппендицит виден при колоноскопии

Что явилось причиной диагностической ошибки у данной больной? Во-первых, неправильная оценка анамнеза, который вроде бы подтверждал наличие хронического холецистита; во-вторых, бурное начало заболевания с острыми болями в области правого подреберья. Для острого аппендицита характерны появление вначале нерезких, нелокализованных болей, тошнота, невысокая температура тела. У больной же возникли внезапные резкие боли, наблюдались симптомы, типичные для острого холецистита.

Подобная клиническая картина возникла вследствие своеобразного расположения червеобразного отростка, который расположен по латеральной стороне слепой кишки верхушкой к правому изгибу ободочной кишки. У больной быстро развивался деструктивный аппендицит, а через 14 ч с момента заболевания сформировался аппендикулярный инфильтрат, который врачи трактовали как воспаленный желчный пузырь.

Хорошая реактивность организма, отграничение очага воспаления плотным инфильтратом и оперативное лечение в данном случае обусловили благополучный исход.

Ошибка в диагностике острого аппендицита может быть обусловлена наличием в анамнезе холецистита или гепатита. Узнав, что у больного в последние годы были приступы болей в области правого подреберья, у него диагностировали холецистит или какое-либо другое заболевание печени, по поводу которого он лечился, в частности проходил курсы санаторно-курортного лечения, врач иногда невольно переоценивает значение подобного анамнеза и в первую очередь отмечает все то, что может свидетельствовать в пользу очередного обострения хронического холецистита, не придавая должного значения аппендикулярным симптомам, которые на этот раз могут быть слабо выражены. Однако не учитывать их нельзя. Примером подобной переоценки анамнеза может служить следующая история болезни.

Больная Д., 38 лет, находилась в детской больнице, где ухаживала за своим ребенком. Почувствовала нелокализованные боли в животе, тошноту. Боли не иррадиировали, стул оформленный, мочеиспускание учащенное, без рези. Ночь из-за болей не спала, промыла себе желудок, выпив три стакана теплой воды с пищевой содой и вызвав рвоту. Утром дежурный врач-терапевт направил ее в хирургический стационар с диагнозом «холецистит, подозрение на острый аппендицит».

В прошлом перенесла гепатит и дизентерию. Считала себя больной холециститом, который был диагностирован у нее 4 года назад после того, как болела гепатитом.

Общее состояние при поступлении удовлетворительное. При осмотре отмечено небольшое вздутие живота и наличие резкой болезненности в области правого подреберья, где «пальпировался болезненный желчный пузырь», определялись положительные симптомы Щеткина-Блюмберга и Ортнера. Болезненность отмечалась также в левой половине живота. Температура тела 38,5°С, количество лейкоцитов в крови 13,8 x 10 9 /л, пульс 104 в минуту. Диагноз: острый холецистит. Назначено консервативное лечение. Осмотрена старшим дежурным хирургом, который подтвердил диагноз.

В палате лечащий врач усомнился в правильности диагноза и вызвал для консультации заведующего отделением. Общее состояние больной было расценено как тяжелое. Ее беспокоили резкие боли по всему животу и тошнота. Живот умеренно вздут, болезнен во всех отделах, но больше в области правого подреберья. Несколько меньшая болезненность определялась в правой подвздошной области. Вся правая половина живота напряжена, симптом Щеткина-Блюмберга выражен по всему животу. В отлогих частях живота определяется притупление перкуторного звука. Перистальтика ослаблена, газы отходят, стул был накануне, мочеиспускание не нарушено. При влагалищном исследовании патологических изменений не обнаружено. Язык сухой, обложен налетом. Пульс 110 в минуту, число лейкоцитов увеличилось до 14,4 x 10 9 /л. Диагностирован перитонит, возможно, аппендикулярного происхождения, но, учитывая анамнез и локализацию первичных болей, нельзя было исключить острый холецистит.

Через 6 ч после поступления в клинику и 24 ч с момента возникновения заболевания больная оперирована. Произведена срединная лапаротомия. В брюшной полости между петлями кишки густой сливкообразный гной без запаха, серозная оболочка гиперемирована, с наличием точечных кровоизлияний. Желчный пузырь не изменен, в его просвете камней нет. Червеобразный отросток расположен по медиальному краю восходящей ободочной кишки, направлен кверху, его верхушка расположена у желчного пузыря. На 1 см выше основания отростка обнаружено перфорационное отверстие размером 0,2 X 0,2 см. Произведена аппендэктомия. Брюшная полость осушена, промыта раствором антибиотиков, введены дренажи. Первые 4 дня состояние больной тяжелое, преобладали явления отграниченного перитонита. В дальнейшем послеоперационный период без осложнений.

Трудно сказать, какой исход был бы у этой больной, если бы лечащий врач продолжал проводить назначенное консервативное лечение, полагая, что у больной имеется острый холецистит. Промедление с операцией могло бы закончиться трагически.

Особенно часто затруднена дифференциальная диагностика острого аппендицита и холецистита у людей пожилого возраста. Чем это объясняется, точно сказать трудно, так как при анализе историй болезни установлено, что в большинстве случаев даже у лиц в возрасте 60-80 лет острый аппендицит протекает не настолько скрытно, как об этом нередко пишут. Л. Д. Тараненко (1956) описывает следующее наблюдение.

Больной Ч., 63 лет, поступил с жалобами на боли в животе, более выраженные в верхнем отделе справа, затрудненное дыхание, одышку. На дому был осмотрен участковым врачом. Установлен диагноз острого холецистита, назначено консервативное лечение.

В связи с усилением болей в животе и нарастанием дыхательной недостаточности был госпитализирован. При осмотре: состояние тяжелое, дыхание 38 в минуту, поверхностное. Пульс 116 в минуту, АД 160/ 100 мм рт. ст. В легких мелкопузырчатые хрипы. Живот вздут, не участвует в акте дыхания, при пальпации напряжен, особенно в верхнем отделе справа. Там же выраженные симптомы раздражения брюшины. Положительные симптомы Георгиевского-Мюсси и Ортнера. Количество лейкоцитов в крови 28,0 x 10 9 /л; СОЭ 23 мм/ч, в моче альбуминурия. На ЭКГ диффузные дистрофические изменения миокарда. Диагноз: острый холецистит, осложненный реактивной правосторонней плевропневмонией. Назначено консервативное лечение.

Через 18 ч после госпитализации и 56 ч с момента возникновения заболевания больной повторно осмотрен хирургом. Диагностирован деструктивный аппендицит, осложненный перитонитом. Операция: в брюшной полости мутный выпот, червеобразный отросток гангренозно изменен. Произведена аппендэктомия с дренированием брюшной полости.

Читайте также:  После аппендицита можно курагу

В послеоперационном периоде нарастали явления перитонита и двусторонней очаговой пневмонии. Больной умер на 15-й день после операции.

Возможно, если при первом осмотре больного был бы заподозрен острый аппендицит, протекающий под маской острого холецистита, то хирурги нашли бы достаточно оснований, чтобы немедленно произвести лапаротомию, а не через 18 ч наблюдения.

Диагностические дооперационные ошибки, когда вместо острого аппендицита предполагают острый холецистит, в большинстве случаев, хотя и запоздало, исправляют в ходе оперативного вмешательства. Обычно послеоперационный период при этом течет с тяжелыми осложнениями.

Хуже, когда допускают диагностические ошибки во время операции. Как показывает наблюдение А. Г. Данилова и Г. Г. Караванова (1966), они возможны.

Больная П., 65 лет, поступила с жалобами на сильные боли в животе и общую слабость. Вначале боли появились справа внизу живота, затем в эпигастральной области и распространились по всему животу.

В течение 3 дней не было стула. Объективно: больная пониженного питания, кожа лица и слизистые оболочки с цианотичным оттенком. Пульс 80 в минуту. Положение больной вынужденное на правом боку, при повороте на левый бок возникали резкие боли. Язык сухой. При пальпации живота болезненность во всех отделах. Симптом Щеткина-Блюмберга положительный. В эпигастральной области определялось опухолевидное образование.

В течение последующих 6 ч состояние больной ухудшилось. На консилиуме врачей высказано предположение о наличии у больной острого холецистита. Срочно оперирована. Произведен параректальный разрез. В брюшной полости обнаружены мутная серозная жидкость с хлопьями фибрина и увеличенный желчный пузырь. Без дальнейшей ревизии брюшной полости хирург произвел холецистостомию и подвел тампон к желчному пузырю. Через сутки больная умерла от перитонита.

На вскрытии обнаружен перитонит на почве флегмонозно-гангренозного аппендицита.

Подобное же наблюдение было и в нашей практике, когда у молодого больного, поступившего в крайне тяжелом состоянии, на 7-е сутки с момента возникновения заболевания (не обращался за врачебной помощью) был диагностирован разлитой перитонит неясной этиологии. В области правого подреберья определялось резко болезненное образование. Заподозрен поддиафрагмальный или подпеченочный абсцесс, явившийся причиной перитонита.

Во время операции, которую производил очень опытный хирург, вскрыты огромные подпеченочный и поддиафрагмальный абсцессы, из которых выделился гной с колибациллярным запахом. Высказано предположение, что источником абсцедирования явились вскрывшиеся абсцессы печени. Из-за тяжести состояния больного, трудности разделения мощных сращений, отграничивающих вскрытые абсцессы, и опасения дальнейшего инфицирования брюшины операция закончена тампонированием и дренированием абсцессов.

Больной умер при явлениях разлитого перитонита на 4-й день послеоперационного периода. На вскрытии обнаружен перфоративный аппендицит, явившийся причиной перитонита и формирования абсцессов.

Кроме гиподиагностики острого аппендицита (предполагают острый холецистит, а не острый аппендицит) возможна и его гипердиагностика, когда после ошибочной аппендэктомии хирург вынужден произвести холецистэктомию. Хотя подобные ситуации встречаются редко, но они поучительны.

Больной С., 70 лет, поступил с диагнозом острого аппендицита. Через 2 ч после госпитализации произведена аппендэктомия в сложных условиях, так как ранее больной перенес операцию по поводу непроходимости кишечника и у него имелась большая вентральная грыжа. Через сутки после операции в связи с усилением болей в животе и ухудшением состояния больного произведена повторная операция по поводу острого холецистита. Был удален гангренозно-измененный желчный пузырь.

Очевидно, в данном случае хирургу уже во время аппендэктомии было ясно, что он ошибся; незначительные изменения червеобразного отростка едва ли могли обусловить ту клиническую картину, которая наблюдалась до оперативного вмешательства. Рациональным было бы немедленно перестроить план операции, но возраст больного, сопутствующие заболевания, наличие обширной грыжи и обилие спаек заставляли хирурга быть осторожным, не расширять объем ревизии, по-видимому, в надежде на то, что «все уладится само по себе». Поспешно выполненное оперативное вмешательство без тщательного обоснования диагноза, лишь на основании того, что имеются боли в правой подвздошной области и лейкоцитоз, привело к тому, что у пожилого больного была произведена повторная лапаротомия в более тяжелых условиях.

Ошибки дифференциальной диагностики острого аппендицита и холецистита не так уж редки. К. R. Hauswald и В. A. Bivins (1976) описывают наблюдение, когда у больной вместо острого аппендицита был диагностирован острый холецистит. После наблюдения она была выписана, но через 2 дня вновь госпитализирована из-за ухудшения состояния. Во время операции обнаружен поддиафрагмальный и подпеченочный абсцессы, причиной которых была перфорация червеобразного отростка.

Л. Д. Тараненко и соавт. (1974) сообщают, что из 3380 больных с острым аппендицитом у 40 он был принят за острый холецистит, из них 16 больных были моложе 50 лет, а 12 — моложе 30 лет. (Острый холецистит реже наблюдается у молодых.) Ошибка диагностики была связана с наличием легкой иктеричности склер у 4 больных. Во время операции установлено, что ошибочный диагноз острого холецистита у 13 больных был обусловлен расположением червеобразного отростка под печенью, у 19 — высоким расположением слепой кишки. Подобные ошибки, когда у больного диагностировали острый холецистит вместо острого аппендицита, наблюдались также при наличии червеобразного отростка в малом тазе (у 4); ретроцекально он располагался у 3 и медиально, среди петель кишки — у одного больного.

Из наблюдавшихся нами больных, умерших в 1980-1984 гг. от острого аппендицита, у 4 вначале был диагностирован острый холецистит.

Анализируя наши данные, можно сказать, что хирургам не так уж редко приходится дифференцировать острый аппендицит от острого холецистита. Особенно это касается тучных пожилых больных. Подобные сомнения разрешаются трудно. Часто можно видеть как один хирург утверждает, что у больного он обнаруживает симптомы острого холецистита, в то время как его коллега убежденно отстаивает свою точку зрения и доказывает, что у больного острый аппендицит.

В такой ситуации лучше руководствоваться правилом: в случае сомнений решать вопрос в пользу операции.

Источник статьи: http://bono-esse.ru/blizzard/RPP/M/CH/Appendix/OA_ili_ostrij_holecistit.html